Как ловят рыбу из ямок. Как правильно ловить сома на яме

Ловите рыбу в мутной воде

Фото: Анатолий Маилков.

Периоды “бесклевья” большинство рыбаков, в том числе пишущих на любимую тему, объясняют тем, что у рыбы просто нет аппетита, что ее “тошнит” от непрерывных перепадов давления.

Доля истины в этом есть, но отнюдь не значительная и, на мой взгляд, слабо влияющая на наполнение садка рыболова.

Вода или, точнее, ее особенности — вот корни и истоки наших побед и поражений.

Первым и очень долгие годы единственным автором, который начал свой рассказ о премудростях рыбной ловли именно с описания вод, где рыба водится, был С.Т. Аксаков.

Его многочисленные последователи свои рассуждения начинали если и не с устройства удочки, то уж с перечисления видового состава рыб — в мировом масштабе — обязательно.

И я был недавно приятно удивлен, прочитав книжку явного дилетанта в рыбной ловле (автор этого и не скрывает), который или интуитивно (потому что дилетант), или профессиональным чутьем (автор — географ по профессии) на первое и главное место в своей книге поставил характеристику водоемов, в которые ему довелось забрасывать удочку.

Я, конечно же, имею в виду книгу В. Федорова “За щукой, жерехом, лещом” (Москва, 1996 г.). Советую прочесть.

Все остальные авторы, включая зарубежных, ограничиваются описанием тех участков водоемов, где рыба чаще всего ловится. А ведь есть же правило, которое опытные рыболовы знают, а маститые авторы упоминают, но как-то мимоходом, не придавая ему серьезного значения! Лучше всего рыба ловится в мутной воде. И наоборот, излишняя прозрачность воды зачастую является причиной неудачной ловли.

Это правило универсально: оно распространяется на все виды рыб, включая лососевых, и на все континенты. Автор убедился в его справедливости на водоемах Китая, Венгрии и Канады. Не говоря уже о странах СНГ.

А суть правила состоит в том, что если рыба и обитает в кристально прозрачной воде (вот же она, мы ее видим!), то это вовсе не означает, что она в этой же воде охотно возьмет вашу приманку. Но стоит только перебросить вашего червяка туда, где не видно ни рыбы, ни камешков на дне, как следует уверенная поклевка.

Лучшая вода для ловли рыбы — это чистая, но мутная вода желтоватого или зеленоватого цвета при видимости, не превышающей 30-50 см. “Чистая муть” — это взвеси глины, извести и донных отложений. Рыба в такой воде чувствует себя очень комфортно и безопасно. (И наоборот, в прозрачной воде ей неуютно, и даже если ей ничто не угрожает, она стремится найти какое-нибудь укрытие.)

Читайте материал "Шоу майской уклейки"

Такая вода бывает в водоемах с глиняным или известняковым ложем и под действием течения для подводных родников сохраняет свою непрозрачность в течение круглого года. В таких водах практически не бывает бесклевья, даже крупная рыба теряет осторожность и ловится у самого берега.

Но хочу подчеркнуть, вода должна быть мутная не от паводковой и прочей грязи и не от “цветов”, а по своей природе. Такую воду можно безбоязненно пить, не кипятя. К сожалению, в Подмосковье водоемы с такой водой довольно редки, и воду нужной “консистенции” и окраски можно застать лишь в короткий весенний период, который, вкупе с пред(после) нерестовым жором рыбы приносят самые впечатляющие уловы.

“Черная” вода свидетельствует о торфяном ложе реки или озера и всегда прозрачна.

Мутной, т.е. непрозрачной вода становится и еще по одной причине: от переизбытка кислорода получается эффект “газированной воды”, которую очень любят рыбы. Потому-то в реках со скоростью течения более 0,5 м/сек, а также на участках ниже плотин “мертвых сезонов” для ловли практически не бывает.

В большинстве же водоемов (в том же Подмосковье) вода большую часть года остается прозрачной. Как негативно это влияет на клев, особенно хорошо видно в так называемых карасевых водоемах.

Читайте материал "Вся жизнь — борьба"

В свое время на дачном участке я выкопал рядом две ямки для резервного запаса воды. В одной вода все лето сохраняет прозрачность, в другой — вода мутная. Наверное, копая ее, я “зацепил” какой-то водоносный слой. В обе ямки я запустил ротанов и иногда в них “передерживаю” карасей.

Так вот, я частенько провожу перед друзьями “демонстрационную” ловлю: из ямки с мутной водой на мормышку вытаскиваю рыбу. Сколько я ни пробовал поймать ее в соседней ямке, ничего не получалось. Примерно такая же картина складывается и на двух соседних “карасевых” прудах, в том же Барыбино, например. Хотя здесь действуют и другие факторы.

Читайте также:  Как сделать кухонный нож своими руками. Как сделать нож своими руками в домашних условиях: удобная вещь для себя

Мутность (непрозрачность) воды создает и ветер. “Рябь” на воде — и клев значительно улучшается. Ну а с прибойного берега можно получить и рекордные результаты. А что делают рыболовы? Спешат перебраться на подветренный берег, в “затишок”, и уходят с “нулями”, жалуясь на капризную рыбу и природные метаморфозы.

Кстати, на ветре основана так называемая ловля в приборе (surfing), популярная на морских побережьях. Прибойные волны создают ту самую “муть”, в которую охотно перебираются рыбы. Ну а в том, что северный ветер — не враг, а союзник рыболова, я убедился, проводя отпуска на южных берегах Ладоги, Ильменя и Байкала.

Зато никакой ветер не помогает на предустьевых участках рек, впадающих в моря Ледовитого океана. Рыба там не клюет абсолютно. Причина, на мой взгляд, все та же: течение преимущественно равнинных рек замедляется настолько (его почти нет, река едва лишь “дышит”), что вода приобретает ту самую “вредную” прозрачность. Этого не происходит на горных реках Кавказа. Здесь устья — самые мутные и самые уловистые места.

Читайте материал "При выборе места ловли нужно ориентироваться на растения"

В том, что прозрачность воды — демаскирующий фактор, сильно осложняющий ловлю, сегодня убеждены лишь нахлыстовики: хоть по щиколотку, но в воду они зайдут обязательно. Ну, а что делать в тех случаях, если ветра нет, вода прозрачна, а у берега — вязкий торф, солончак или, того хуже, “няша”? Рецепт могу дать один — ложитесь!

Как-то пошел я рыбачить на одно солончаковое озерко в южной Калмыкии. По сведениям, в нем водились сазаны. В обрамленном чахлым камышом озере вода была абсолютно прозрачная, и никаких признаков жизни в ней не наблюдалось. Проскучав около часа под палящим солнцем и при абсолютном безветрии, я прилег отдохнуть.

Не прошло и минуты, как боковым зрением я заметил исчезновение поплавка. Успел подсечь, и сазанчик оказался в моих руках. Вновь забросил удочку, сижу — ничего, лег — следует решительная поклевка. Эту “процедуру” я проделал многократно и на базу вернулся с хорошим уловом.

Но еще более наглядный урок того, как нужно ловить в прозрачной воде, мне преподнесли голавли. Эта рыба частенько приводила в отчаяние не только Аксакова, но и автора этих строк. Я еще застал время, когда голавли водились в Воре (левый приток Клязьмы и любимая “аксаковская” речка).

Читайте материал "Моя первая охота: приезд в деревню"

И вот как-то жарким летним днем вижу я знакомую картину: стоят голавли, как войско на параде по команде “Смирно!” и на меня, точнее, на предлагаемую мной насадку никакого внимания не обращают. Если говорить откровенно, то забрасывал я удочку скорее по инерции, без всякой надежды на успех. С голавлями у меня свои счеты, и опытом их ловли я при случае поделюсь с читателем.

А тут еще метрах в 50 выше по течению расположилась “веселая” компания разновозрастных дядь, теть и их чад и принялась заниматься тем, чем и положено заниматься у воды в жаркий летний день. Купались они так долго и бурно, что прибойная волна начала подмывать берег, на котором я сидел, а по стрежню реки потянулся густой поток белой пены.

И голавль клюнул! Поймать даже одного килограммового голавля — отличный результат во все времена и во всех странах. “Обловиться” голавлем в принципе невозможно. Но поймать голавля в таких “антисанитарных” условиях…

В общем, повод для размышлений у меня был. И вывод я сделал правильный: если выше по течению от места ловли искусственно замутить воду, шансы на успех серьезно повышаются. Иногда бывает достаточно “прикормки” из одних глиняных шаров.

Читайте материал "На что ловить ласкиря?"

Все, о чем я рассказал, в полной мере относится и к подледной рыбалке. В “глухозимье” ищите мутную воду. Ну а если просверлите лунку точно по границе чистой и мутной воды, то вам покажется, что вы вновь сидите на “первом льду”.

Александр Сенченко 1 июня 2020 в 13:40

Образование и виды речных ям (окончание)

24.08.2016

ИЗ ОЧЕРКА «РЫБНЫЕ ЗИМОВАЛЬНЫЕ ЯМЫ В ДЕЛЬТЕ ВОЛГИ». СТАЛИНГРАД. ОБЛ. ИЗД-ВО,1937

(окончание, начало в №№ 8, 9/2016)

КАК ВЕДЕТ СЕБЯ ВОДА В ЯМАХ

Итак, в яме, в различных ее частях течение не одинаково. У одного берега, над самой глубо­кой частью ямы, оно всего бы­стрее и постепенно убывает к противоположному берегу.

Читайте также:  Что нужно делать при урагане. Что делать при буре, урагане, смерче

В такой яме, какая изобра­жена на рис. 1, скорости тече­ния постепенно делаются мень­ше от одного берега к другому, а в общем, течение захватыва­ет всю ширину русла, только у одного берега оно быстрее, а у другого медленнее. Это измене­ние скоростей происходит по­степенно. Но если яма выраже­на резче, т. е. если ее бороздина более узкая, чем это изображе­но на рис. 1, скорости течения (если смотреть поперек русла) изменяются от одного берега к другому не постепенно, а очень резко: над самой бороздиной те­чение очень быстрое, дальше к противоположному берегу ско­рости очень резко убывают, и на большей части русла к проти­воположному берегу вода почти стоит.

Мы знаем из предшеству­ющего изложения, что борозди­на (яма) тем глубже и уже, чем резче поворот русла. Попробуем пустить наши поплавки в такой яме, расположенной на крутом повороте русла. Поперечный профиль подобной ямы изобра­жен на рис. 2. В этой яме поплав­ки будут себя вести, на первый взгляд, совсем необычно. Если мы станем в лодке на реке по­выше ямы и пустим два поплав­ка: один (№1) — ближе к правому берегу, другой (№ 2) – на сере­дине русла, они будут двигаться совсем по-разному (пути их по­казаны на рис 3). Поплавок № 1 пойдет дальше вниз по течению. А поплавок №2, пройдя по сере­дине русла, замедлит свой ход, станет отходить к противопо­ложному берегу, а потом пойдет вдруг обратно, как бы против те­чения. Таким образом, в подоб­ной яме наблюдается не одно, а два течения: одно из них (глав­ное) идет вниз по реке над самой ямой, а другое – вверх, у проти­воположного берега. Это вто­рое (обратное) течение называ­ется обычно суводью. Такие су­води бывают иногда выражены очень резко, и трудно поверить, как быстро иногда может идти поплавок в такой яме «против» течения. Поднявшись до конца ямы, поплавок №2 начинает от­ходить к середине русла, снова подходит к главному течению, а потом делает свой круг зано­во, если только его не подхватит главное течение, или суводь не прижмет его к противоположно­му берегу.

Итак, в подобной яме полу­чается круговорот. Он получает­ся потому, что быстрое течение, идущее сверху, ударяясь в берег и размывая яму, как бы не успе­вает захватить с собой всей воды, находящейся в яме, и эта осталь­ная вода кружится в яме на одном месте. В середине круговорота во­да почти стоит. Такие ямы обыч­но довольно глубоки, а потому в середине их на глубине всегда очень спокойно и тихо.

Мы уже знаем, что иногда в ямах русло расширяется сразу в обе стороны, и течение идет по середине. В таких ямах, как это по­казано на рис.4, бывает две суво­ди, под обоими берегами, по обе стороны основного течения.

Но бывает еще и так, что в яме не одна и не две суводи, а вся ее поверхность покрыта во­доворотами. Мы уже знаем та­кие ямы. Вода в них словно ки­пит. Здесь уже не надо никаких поплавков: лодку, и даже баркас так и кидает в стороны. Как мы видели, это бывает тогда, когда на узком неглубоком русле вдруг встречается широкая круглая яма, или же когда русло не рас­ширяется, но глубина в нем сра­зу и очень сильно увеличивает­ся. Эти водовороты объясняют­ся также тем, что стремительное течение, выходя из узкого мелко­го русла, не успевает заполнить сразу всю ширину ямы. В ней об­разуются, как говорят «мертвые пространства» (вихревые меш­ки), в которых вода не идет впе­ред, а кружится на месте,

К берегам и ко дну эти водо­вороты ослабевают. Таким обра­зом, на глубине такой «кипящей» ямы также может быть очень спо­койно и тихо.

На этом мы можем закончить нашу «поездку» по ямам. Она бы­ла очень короткой, но кое-что из нее мы все же узнали:

Скорости в реке увеличива­ются с подъемом уровня (кро­ме действия сгонных и нагонных ветров). Ямы роются в полово­дье. Вода в ямах движется медлен­нее, течение в них слабее, чем на прилегающих участках, во­да в ямах движется сложнее, чем на этих участках. Течение никог­да не идет в ямах ровной полосой. В самой яме могут быть участки с различными движениями воды. Над самой ямой скорости всегда больше, чем у другого берега, Те­чение или захватывает все русло, и скорости его постепенно осла­бевают от одного берега к друго­му, или же оно идет узкой полосой над самой ямой, а на другой поло­вине русла вода почти не движет­ся. Наконец, в яме наряду с основ­ным течением, может быть тече­ние в обратную сторону, или даже вся она может быть покрыта водо­воротами. При всем том в ее глу­боких местах условия всегда спо­койнее, чем на прилегающих мел­ких участках русла.

Читайте также:  Название условных знаков. Виды условных знаков

КАК В ЯМАХ ВЕДУТ СЕБЯ РЫБЫ

Изучая распределение и по­ведение рыб на ямах, мы поль­зовались различными орудиями лова, главным образом, накид­кой, а также ставными и плав­ными сетями, неводом и тра­лом. Основываясь на резуль­татах ловов этими орудиями и сопоставляя их с данными по режиму ям (глубиной, темпера­турой, высотой уровня, скоро­стью течения и т. д.), мы дела­ем заключение о характере рас­пределения и поведении рыбы на ямах. Заключения эти, в зна­чительной степени, относитель­ны, так как мы не только не ви­дим рыб под водой, но и не зна­ем точно, как рыбы ведут себя по отношению к тем орудиям, которыми мы их добываем. По­этому, в целях проверки неко­торых моментов в поведении и распределении рыб весной и осенью 1936 г. на ряде ям бы­ли проведены спуски в водолаз­ном костюме. Водолазные рабо­ты были проведены на 8 ямах Аршиновского района и на двух ямах Зеленгинского района. Всего было произведено около 40 спусков.

Прежде всего, удалось уста­новить, что весной, в 20-х чис­лах апреля, при температуре во­ды 5-6° рыбы — сазан и сом — спо­койно лежали на дне ям. Лежали они настолько спокойно, что от­дельных сомов и сазанов удава­лось брать руками и поднимать на поверхность. Только после того, как сомов потревожишь, расше­велишь, они начинают двигаться. Это состояние сомов вполне мож­но назвать «зимней спячкой» или состоянием оцепенения. Сазаны находились в менее спокойном состоянии. Потревоженные водо­лазом расходились в стороны.

Лежала рыба не сплошным слоем по всей площади дна ямы, а отдельными скоплениями — пят­нами. Местами густое скопление рыбы, местами — пусто. Скопле­ния рыбы в несколько слоев на ямах, как это предполагают неко­торые рыбаки и ученые, нами об­наружено не было. Рыбы — сазан и сом — лежали на дне одним сло­ем, правда, достаточно плотным, местами прижимаясь друг к дру­гу. Водолазу удавалось ложить­ся на рыбу и, покрывая ее телом, подсчитывать. В местах ее ско­пления плотность достигала 20- 30 шт. на 1 кв. метр. Кроме сома и сазана, других пород рыб на са­мом дне ям обнаружено не бы­ло. Леща и судака удавалось ви­деть, только приподнявшись над дном. В толще воды, примерно, на расстоянии 1-1,5 метра над дном двигались отдельные косяч­ки леща. Держались они против течения. Эти наблюдения убеди­ли нас в том, что лещ и судак не ложатся на дно ям, а держатся в толще воды, находясь все время в некотором движении. Следова­тельно, представление о том, что рыбы залегают на дне плотными рядами один над другим, снизу — сом, сазан, сверху — судак, лещ, не подтверждается. На дне ям лежат только сазан и сом.

На «сомовьих» ямах были об­наружены при спусках весной 1936 г. значительные скопле­ния мертвых сомов — до 4 шт. на 1 кв. метр поверхности дна. Ле­жали они на грунте, находясь в различной стадии разложения, частично занесенные илом. По­ка, не имея наблюдения за про­шлые годы, трудно сказать обыч­ное ли это в ямах дельты явление. Возможно, что это связано с забо­леванием сома. Так, массовая ги­бель сома наблюдалась в 1921-22 гг. вследствие повальной болез­ни, вызываемой микробами кро­ви (гемоспоридиями). Возможно, и сейчас мы имели начало эпиде­мии этой болезни.

Но, во всяком случае, это го­ворит о том, что на некоторых ямах зимой создаются неблаго­приятные условия и происходит частичный замор рыбы, ведущий к загрязнению ям. При осеннем обследовании ям мертвых сомов уже обнаружено не было. Видимо, они при повышении температуры полностью разложились и были вынесены с ям половодьем.

Удалось обнаружить при спу­сках под воду интересные явле­ния в рельефе дна ям, которые без подводных исследований не­возможно было бы установить. В свалах или, как их называют ры­баки, порогах, под правым бе­регом некоторых ям были обна­ружены углубления в виде сво­дов или пещерок шириною в 20-40 см. Эти «пещерки» или, как их называют рыбаки, «печи­ны» образовались благодаря де­ятельности течения (см. об этом «РР» № 8/2016). В этих «печи­нах» спокойно сидят сазаны, и оттуда их не выловишь никаки­ми орудиями лова. Удавалось на­блюдать, что сазан выбирает для залежки отдельные небольшие углубления, ямки, которые дают ему возможность спокойно дер­жаться у дна без движения.

Михаил ИДЕЛЬСОН

Андрей СОКОЛОВ

Мы в Google+Рыбак-Рыбака

10/2016
Статью прочитало  
13461

  Рейтинг: 3.25

Назад к списку статей

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here