Поведение медведя. Поведение медведя при встрече с человеком

Особенности поведения и характера медведя

Не все охотники, даже самые опытные, знают, насколько много у бурого медведя любопытных повадок и особенностей характера. На них очень мало обращается внимания в литературе, многие особенности поведения даже не имеют названий, они никак не сформулированы, хотя популярность этого зверя велика. Зная эти тонкости, охотнику будет легче не остаться без трофея, да и процесс его выслеживания и добычи станет гораздо интереснее.

Настойчивость
и раздражительность

Прежде
всего, нельзя не отметить чрезвычайную настойчивость, с которой все медведи
добиваются осуществления своих планов, касающихся добывания не только насущного
пропитания, но и простого лакомства. Например, в местах, где растут дикие
яблоки, медведь не только собирает с земли плоды, но и добывает их на дереве. Если
же дерево слишком тонкое, ветки ломаются, а яблоки осыпаются на землю. Медведь
проводит аналогию, а потом уже не пытается влезть на тонкие деревья, а просто
трясет их, чтобы яблоки падали. Охотники, хоть однажды караулившие медведя неподалеку
от фруктовых деревьев, хорошо знают характерный шум от сотрясания зверем
полного плодов дерева.

Именно
такая упрямая настойчивость медведя часто порождает при неудаче в достижении намеченных
планов вспыльчивость и раздражительность зверя. Такие свойства медвежьего характера
отчасти вынудили людей преувеличивать опасность случайной встречи с медведем. Известно
немало случаев, когда летом медведь, встретив в лесу людей, например, собирающих
грибы или ягоды женщин, внезапно раздражается, делает порывистое движение
вперед, однако боится приблизиться. Он раздражительно фыркает, смотрит исподлобья,
но вдруг успокаивается и медленно с заметной опаской удаляется. Такие внезапные
переходы от совершенно спокойного состояния к вспышке гнева нередки и в
отношениях медведей друг с другом.

«Медвежья
болезнь»

Наряду с раздражительностью
и вспыльчивостью у медведей отмечается и противоположное свойство их характера –
чрезвычайная отходчивость. Именно она спасла не одного охотника от смертельных объятий
медведя, предпринятых в целях самообороны. Медведи очень пугливы. Степень
испуга зависит в значительной мере от того, заметил ли зверь человека или
другую потенциальную опасность заранее или внезапно. У медведя, который нарывается
на близкую засаду, или если со стороны засады слышится выстрел, хоть и
безвредный, испуг нередко проявляется сильным поносом. Охотникам знакомо
расхожее выражение «медвежья болезнь», означающее конфуз зверя при виде
опасности.

Интересно,
что такое мощное животное может проделывать очень гибкие, мелкие, почти
ювелирные движения. Многим охотникам представлялась возможность видеть, как крупные медведи
доставали соты из осиных гнезд – когтями передней лапы, очень осторожно, не
повредив лакомство. При этом у зверя обильно выделялась слюна. Надо сказать,
что медведи все без исключения обладают свойством очень бурно выделять слюну.
Это можно заметить и при еде, особенно когда медведь чем-либо лакомится, и при
сосании лапы медвежатами под особое мелодичное урчание, свидетельствующее об их
благодушном отдыхе. Заметно выделение слюны также при проявлении у зверя вспышки
гнева или ярости, но тогда слюна выделяется в виде тончайшей нити, длинной-длинной,
колеблющейся в воздухе прямо из ноздрей. Такое же слюнотечение наблюдается у
домашних коров или особенно сильно у быков. Удивительно, что абсолютно всеядный
медведь, много времени затрачивающий на собирание пищи, способен, залегая в
берлогу, оставаться в ней голодным около пяти месяцев – с ноября по апрель. Такова
уникальная приспособляемость медвежьего организма к окружающим условиям среды.

Загадки
медвежьих следов

Особого
внимания у охотников заслуживает повадка медведя плести сложные петли из следов
перед тем, как на зиму залечь в берлогу. Такие сложнейшие петли иногда тянутся
даже несколько километров. Медведь с целью запутать след сначала идет по
дороге, затем возвращается по ней, потом вдруг, не оставив на обочине дороги никаких
видимых следов, спрыгивает с нее широким прыжком и продолжительное время бредет
вдоль дороги по лесной чаще. Встречая большие лежащие деревья, он нередко идет
прямо по ним, затем резко делает широкий прыжок в сторону и скрывается в чаще.
Замечена также повадка медведя пятиться точно след в след некоторое расстояние.
Этот хитрый тактический ход может озадачить даже самого опытного окладчика. Причем
даже ученые соглашаются, что такое петляние — не просто выражение примитивного
инстинкта. Это проявление высокого интеллекта и приспособляемости к условиям.

Читайте также:  Где запад на карте мира. Как узнать расположение севера, юга, востока и запада

В запутанных
петлях медведя просматривается цель обследовать территорию для подготовки самого
удобного внезапного лаза из берлоги, для оценки безопасности участка в момент
его обхода и для лучшего выбора самой берлоги. Сложные широкие сплетения следов
в противоположные стороны, ход медвежьей взалятки — все это выдает действия,
имеющие своей целью скрыть точное место берлоги. Ведь в ней медведю придется
спать чуть ли не полгода, не выходя наружу и даже не вставая. Это проявление довольно
сложно объяснить, зная, что многие хищники умеют отлично разбираться
в следах подобных себе или в следах своей будущей добычи. Они нередко сами
сбиваются на своих сложных и запутанных ходах.

Целесообразность
и неслучайность путаных следов могут подтвердить многие случаи, в которых раненый
медведь во время преследования охотником по следу обходит большую петлю и не
закончив ее, идет прямо к своему следу, подстерегая охотника, выслеживающего
его. Очень ярко выражается у медведя привязанность к детям и потребность защищать
их после выхода весной из берлоги от всех опасностей. Но что интересно, эти проявления
совершенно отсутствуют во время «подснежной» берложной жизни с новорожденными медвежатами.
Обычно в средней полосе медведица рожает детенышей примерно в конце января и
покидает с медвежатами берлогу ближе к апрелю. Но если спугнуть медведицу с
берлоги, она покинет беспомощных медвежат и никогда больше не вернется ни к
ним, ни к берлоге.

Особенности поведения и характера медведя

Бурый медведь обладает многими любопытными повадками и особенностями характера, на которые мало обращено внимания в литературе. Эти особенности поведения не имеют своих названий, не сформулированы, несмотря на широкую популярность этого зверя. Прежде всего надлежит отметить упрямую настойчивость, с какой медведь добивается осуществления своих планов вообще и в частности касающихся, например, добывания не только пропитания, но и незначительного количества лакомства.

Фото: slavs.org.ua

Сила, строение тела медведя и основанные на них возможности и способности зверя помогают осуществлению его планов. В местности, где растут дикие яблоки, грунта и другие фрукты, медведь, как правило, посещает плодовые участки и не только собирает упавшие плоды, но и добывает их с дерева. Он нередко пытается влезть на дерево, но этот способ мало удовлетворяет его, так как сбор плодов на гибких ветках не удается, а толстые ветви деревьев часто ломаются под его тяжестью. Это дает медведю возможность воспользоваться не столько плодами, находящимися на сломанной ветке, сколько осыпью плодов от сотрясения дерева при влезании. Обстоятельство это медведь скоро учитывает, такой рефлекс устанавливается быстро и прочно, и медведь начинает трясти дерево, стоя под градом падающих плодов.
Охотники, караулившие медведя около фруктовых деревьев, знают характерный шум от трясения медведем обвисшего плодами дерева. Шум этот схож с шумом набежавшего внезапно шквала. Подобный быстро устанавливающийся рефлекс я наблюдал на смешном примере над домашней кошкой. Остановившись в Москве в квартире, расположенной в нижнем этаже, я из окна заметил, как кошка хозяев, прыгнув со двора на наружный подоконник, чуть привстала на задние лапы, а передней несколько раз пошлепала, будто играя, деревянную ручку звонка на проволоке. Колокольчик тихо звякнул в квартире. Я пошел и открыл дверь. Кошка, мурлыкнув, спрыгнула с подоконника и вошла квартиру. На следующий день я услыхал деликатный звонок. Подойдя к окну, я увидел, что у входной двери никого не было, но на подоконнике сидела хозяйская кошка. Я стал наблюдать. Подождав с минуту, кошка снова тронула несколькими толчками ручку звонка. Колокольчик ответил. Дай, думаю, подожду открывать и понаблюдаю, что будет дальше. Дальше повторилось то же. Тогда во мне заговорила вежливость: я открыл кошке дверь. Когда я сообщил об этом пришедшей хозяйке, она подтвердила, что такое поведение кошки является обычным.
Несомненно, что когда кошка впервые покачала ручку колокольчика, она не знала о тех удобствах, которые с этим связаны. Она, по всей вероятности, тронула висящий предмет, быть может, колебавшийся от ветра, или просто нечаянно привстав и упершись передними лапами о косяк на уровне ручки звонка, чтобы вытянуться по-кошачьи, и неожиданно за окном в кухне услыхала знакомый звук колокольчика. Он давно хорошо известен был кошке по жизни в квартире: хозяйка открывала позвонку выходную дверь, а кошка пользовалась этим, чтобы выйти погулять на двор. Упрямая настойчивость медведя — одна из особенностей его характера — часто порождает при неудачах в достижении своих планов или по другому поводу вспыльчивость и раздражительность.
Эти свойства характера отчасти заставили человека преувеличивать опасность встречи с медведем. Мы знаем немало случаев, когда медведь, преимущественно летом, встречая в лесу людей, особенно женщин, собирающих грибы или ягоды, если он заметил людей раньше, чем они его, внезапно раздражается при крике, делает порывистое незначительное движение вперед, очень боясь, однако, приблизиться. Он раздражительно фыркает, глядя исподлобья, но вскоре успокаивается и медленно с опаской удаляется. Переходы от совершенно спокойного состояния к внезапной вспышке гнева замечаются и в отношениях медведей друг к другу.
С раздражительностью и вспыльчивостью связано и противоположное свойство характера — отходчивость, которая спасла не одного человека от длительных объятий медведя, предпринятых с целью самообороны. Влияние испуга в значительной мере зависит именно от того, заметило ли животное человека или другую опасность заблаговременно или внезапно — накоротке. У медведя, нарвавшегося на близкую засаду, тем более когда со стороны засады последовал выстрел, хотя и безвредный, испуг очень часто проявляется сильным поносом. Отсюда и пошло выражение «медвежья болезнь». Интересно, что столь крупное мощное животное способно к гибким и мелким движениям. Мне памятен случай, когда на лесной поляне, на опушке сидел довольно крупный медведь и, вытянув вперед одну из задних лап, нагнув любознательно голову набок, деликатно выковыривал из моховой кочки шмелиное гнездо, причем делал это когтями одной из передних лап; достав соты, он поднес их к пасти. Челюсти его заработали, и слюна выступила обильной пеной. Нельзя не отметить потребности медвежат сосать свою лапу. У взрослого медведя потребность эта, по-видимому, пропадает. В берлоге, по крайней мере, легко было бы установить такую привычку при осмотре туш убитых зверей по мокрой ослюненной шерсти. Однако этого никогда не замечалось.
Надо сказать, что медведь вообще обладает свойством обильно выделять слюну. Это замечается и при еде, особенно чего-либо лакомого, и при сосании медвежатами лапы под особое слитное урчание, как бы свидетельствующее о благодушном отдыхе. Выделение слюны весьма заметно и при проявлении ярости или вспышки гнева, но тогда слюна эта имеет вид тончайшей проволоки, длинной нити, колеблющейся в воздухе из ноздрей. Подобное же выделение слюны наблюдается у домашних коров и особенно у быков. Удивительно, что медведь, пища которого складывается обычно из всего понемножку и который, следовательно, чтобы быть сытым, много времени тратит на собирание ее, способен, залегши в берлогу, оставаться в ней решительно без всякой пищи около 5 месяцев — с начала ноября по начало апреля (в средней нашей полосе). Такова приспособляемость медвежьего организма к условиям окружающей среды. Заслуживает большого внимания особая повадка медведя делать сложные петли перед тем, как залечь в берлогу. Иногда такие петли тянутся даже не один километр. Медведь для этого нередко идет по дороге, возвращается по ней, но вдруг, не оставляя у обочины дороги видимых следов, скидывается с нее широким прыжком и идет продолжительное время вдоль дороги по лесу. Встречая крупные валежные деревья, он нередко выбирает путь по ним и вдруг дает широкий прыжок в сторону, особенно по выпавшему уже снегу и скрывается в чаще. Замечена и повадка медведя пятиться некоторое расстояние. Такой способ может озадачить и опытного окладчика. Это петляние — не простое выражение только примитивного инстинкта.
В петлях медведя сквозит цель обследовать местность для подготовки выбора наиудобнейшего внезапного хода (лаза) с берлоги и для установления безопасности данного участка в момент его осмотра и для выбора самой берлоги. Широкие сложные сплетения следов в разные стороны, ход взалятки — все это говорит о действиях, имеющих целью гак или иначе скрыть точное место берлоги, где медведю приходится дремать чуть не полгода, не вставая. Это проявление не так трудно объяснить, зная, что хищные животные в особенности умеют разбираться в следах себе подобных или в следах будущей своей добычи и сами сбиваются на сложных запутанных их ходах. Целесообразность петель и путаных следов подтверждается нередкими случаями, когда раненый медведь при преследовании охотником по следу делает большую петлю и, не заканчивая ее, возвращается к своему следу, подстерегая выслеживающего охотника. Привязанность к детям и склонность защищать их от врагов после выхода семьи из берлоги выражаются у медведя очень ярко. Наоборот, проявления эти как будто совершенно отсутствуют в период берложной жизни с медвежатами.
В средней полосе медвежата родятся примерно во второй половине января и покидают вместе с медведицей берлогу к апрелю. Медведица, спугнутая с берлоги, покидает беспомощных медвежат и ни к ним, ни к берлоге не возвращается. Для иллюстрации некоторых особенностей поведения медведей приведу один случай из практики. В конце февраля стояла мягкая погода. Шел снег. На горизонте за большим озером смутно виднелась длинная полоса леса, по направлению к которому мы ехали на медвежью берлогу. Сани, наконец, остановились на лесной дороге. Кругом раскинулись большие площади смешанного леса, состоящего преимущественно из ели, березы и осины. В некоторых местах хвойный подрост стоял густой щетиной.
Мы встали на лыжи. По словам проводника до берлоги было не больше полукилометра. Идти пришлось довольно густым ельником. По слою пухлого снега лыжи скользили ходко и почти бесшумно. Спустя полчаса проводник указал мне на белевшую сквозь редколесье поляну и на видневшийся, на противоположном краю ее пень, под которым, по его словам, была расположена берлога. Приготовив ружье, я подвинулся к последнему ряду деревьев. За полянкой полукругом шла плотная заросль молодого ельника; под опушкой стоял пень с нахлобученной слоистой шапкой снега; у подножия пня находилась яма, глубиной и формой походившая на ванну. Это углубление было подернуто густой черно-бурой щетиной медвежьего меха. Медведь, вытянув шею, лежал неподвижно на животе. Снег продолжал падать. Я сделал фотографический снимок берлоги.
Медведь, конечно, почуял нас — это было заметно по его плотно прижатым ушам. Я стоял у последнего дерева перед поляной, шагах в двадцати от берлоги. Совершенно открытая, она давала возможность видеть скрытую зимнюю жизнь медведя и все детали его оригинального жилища. Вдруг на спине медведя появился медвежонок, затем другой. Медвежата затеяли возню. Один из них, с широкой головой, был одет в светло-буроватый мех, у другого шерсть была потемнее; по узкому лбу и острой морде последнего я узнал самку. У меня исчезло всякое желание разорять это медвежье гнездо. Казалось совершенно бесполезным — убить целую семью зверей, не причиняющих в этой местности никакого вреда. Снег шел, но шерсть медведицы, несмотря на открытую берлогу, не была запорошена. По-видимому, это объяснялось удачным расположением берлоги по отношению к дующим ветрам.
Медвежата играли, но мать теперь еще плотнее прижала уши. Это беспокойство медведицы после появления на ее спине медвежат выражалось очень ясно: голова была совершенно неподвижна, на холке и спине опустилась шерсть. Иногда медвежата на короткое время скрывались. Тогда медведица казалась менее взволнованной. При появлении медвежат уши врастали в виски, и точно какой-то ток проходил по холке. Временами мне казалось, что медведица вот-вот мягким русачьим прыжком мигом вылетит из ямы, и Я долго стоял неподвижно, наблюдая за возней медвежат. Охотничья страсть превозмогла: я все же решил стрелять. И когда медвежата скрылись, я вскинул ружье. После выстрела осиротевшие медвежата не показывались. Мы вытащили их из берлоги и завернули в шубу. Достойно внимания и удивления, что медвежата в трескучие морозы не испытывают холода в берлоге под матерью и очень ощущают слишком низкую для них температуру теплой комнаты в 14-15 по Реомюру; даже покрытые одеялом в корзине с сеном, они начинают беспокойно ползать и жалобно рявкать, но стоит корзину с ними поставить на теплую печку, как они замолкают и крепко засыпают.
Н. Зворыкин
По материалам: piterhunt.ru

Читайте также:  Крепление поплавка с кольцом. Популярные способы, как привязать поплавок к леске

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Подписаться

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here