Сигнал у косули во время гона. Звуки косули

На косулю с манком

Вечерело. День, сухой и жаркий, медленно остывал. Пламенея, солнце лениво клонилось к горизонту. Его лучи золотили просторные нивы хлебов и запылённую просёлочную, по которой я осторожно шёл. Над головой в нежно-голубом небе застыли лёгкие перистые облака. Нагулявшийся за день ветер стих и, не принимая его в расчёт, я выбрал первое приглянувшееся место.

Другие статьи об охоте и оружии на нашем канале в Дзене и сайте huntportal.ru

Недалеко от дороги кусты тальника образовали тихий укромный карман, прячущий охотника от случайных прохожих. А с другой стороны гряды разросшегося кустарника открывался красивый вид на небольшой зелёный луг с поднявшейся отавой. За ним, через заросшую бурьяном ложбину, поднимался высокой стеной спелый лес. Слева, на горушке, сквозь июльскую зелень угадывались белые стены и обветшалые крыши старого хутора. Устроившись на раскладном стульчике, я ещё раз проверил карабин, надел маску защитного цвета и камуфлированные перчатки. Теперь, если не шевелиться, мой силуэт сливался с зарослями за спиной, и для всякой дичи я был незаметен.

Подождав с полчаса, когда солнце коснулось верхушек деревьев, я достал из кармана манок. Здесь, в Латвии, в конце июля, гон у косуль был в самом разгаре, и я надеялся подманить хорошего рогача, которого с неделю назад приглядел в этих местах лесник. Манок мой представлял собой маленькую, размером с большой палец, тупоносую дудочку со срезом в полдлины, к которому был прилажен «язычок» – широкая пластмассовая пластинка, сужающаяся на конце. Приложив «дудочку» я губам, я поманил коротким, мягким свистом. Повторил его три-четыре раза. Таким звуком обычно перекликаются между собой косули. А если сделать манку чуть тоньше, прикусив кончик пластины, то выйдет уже писк ягнёнка. На такой сигнал охотно идут не только самки, за которыми обычно в это время следует и рогач, но и всякий хищник, жаждущий лёгкой поживы.

Дневной шум постепенно затихает, и вместе с вечером на землю опускается тишина. Неожиданно сзади справа, за кустами ивняка, что-то негромко хрустнуло – будто кто неосторожно раздавил ногой сочные стебли одуванчика или лопуха. Тихо. Может, показалось? Но вот повторилось снова. И снова – уже ближе. Кто-то осторожно шёл по ту сторону кустарника. Прямиком ко мне. Вкрадчивый шум приближался. Вот он уже у меня за спиной. Опять тишина… Я медленно, косясь назад, оборачиваюсь, и через кусты, сквозь переплетение травы и веток, встречаюсь взглядом с большими тёмными глазами. Косуля. Коза. Стоит настороженно. Шевеля ноздрями, то поднимает, то опускает голову – ловит носом потоки воздуха. Старается причуять, кто здесь свистел. Между нами метра четыре. Я замер, боясь пошевелиться. Судьба сегодняшней охоты висит на волоске. Стоит козе заподозрить неладное и залаять, и всё – прощай, сегодняшний вечер, можно собираться домой.

На моё счастье, по дороге загромыхал автомобиль. Косуля обернулась на шум и скакнула назад в заросли. Машина промчалась мимо, и снова всё вокруг окутала тишина летнего вечера. Я выждал немного и поманил так же, как и в первый раз. Кругом по-прежнему тихо. Попробовал ещё. Никого. Решил, что не буду частить, выдержу паузу. Времени ещё много, до самой темноты охотиться можно. В ожидании задумался. Мысли какие-то случайные поплыли, наезжая одна на другую. Отвлёкся. Взгляд рассеянно блуждает по лугу, с него – на лес и куда-то дальше… Очнулся, когда напротив как из-под земли выросло рыжее пятно. В каких-то двадцати шагах! Меня как током ударило. Опять моя коза! И как тихо вышла! Миг встречи охотника с дичью короток. Лишь покажет себя зверь, гремит выстрел, и всё кончено. Но вот сейчас мне выпала редкая возможность вдоволь насмотреться на чуткое дикое животное. Ведь самок законом стрелять запрещено, да и по неписаным охотничьим правилам неэтично понимать ружьё на матуху.

Как же всё-таки красива и грациозна косуля! Тонкие точёные ноги с острыми туфельками чёрных копыт, лёгкое поджарое тело с длинной изящной шеей, ладной резной головкой и большими овальными ушами. Особую тонкую красоту придаёт зверю кончик морды, с чёрным влажным носом и стекающими вниз по верхней губе тёмными полосками-«усами», с которыми контрастирует белизной маленький подбородок. И глаза. Огромные, выпуклые, влажные. Не то по-детски испуганные, не то удивлённые, не то по-собачьи трогательные. В каждом движении и горделивая оленья стать, и птичья суетливая сторожкость. Чуть выдаст охотник себя неловким движением, и «Ф-ф-р-р!» – улетит косуля прочь лёгким галопом! Я не удержался перед соблазном: рука медленно потянулась к фотоаппарату. Лишь косулька опустила голову, лакомясь сочными всходами, я поднял с земли «зеркалку». Нацелил объектив на козочку, толкнул собачку включения, навёл резкость и на выдохе «выстрелил». Сухо и резко щёлкнул «затвор». Косуля, словно ужаленная чужеродным звуком, дёрнулась в сторону, отбежала и встала. Навострившись, дрожит, как сжатая пружина. Но время идёт, и зверь потихоньку успокаивается. Снова щиплет косуля траву, как ни в чём не бывало.

Читайте также:  Как завязать браслет. Как завязать ткацкий узел (шнур с регулируемой длиной)

Манить на таком расстоянии, конечно, не стоит: коза вмиг распознаёт фальшь. Жду покорно, когда она отойдёт подальше. А уже смеркается. Закат горит багрянцем на вечернем небе. Повеяло холодком, ложится в низинке, за лугом, туман. Ещё полчаса, и стемнеет… Время, что было с начала охоты моим союзником, теперь обернулось против меня…Наконец, коза убрела к лесу и затерялась где-то среди кустов орешника. Я поманил несколько раз длинным призывным свистом, как зовёт к себе козлика самочка во время гона. Тишина. Только комар пищит, да негромко скрипят кузнечики в траве. Смотрю на часы: минут пять прошло. Пробую снова…

Бывают на охоте такие моменты, которые врезаются в память и остаются там навсегда. Случается это не часто и тем особенно дорого. И в этот вечер было именно так. Лишь только я поманил второй раз, как на дальнем конце поля, слева у леса, появился чей-то силуэт. Он быстро приближался, и скоро я распознал в нём косулю. Резвой рысью, не останавливаясь, она бежала прямиком на меня. Вскоре я увидел высоко над ушами зверя две вертикальные белые чёрточки. Приглядевшись, я понял, что это белёсые кончики рогов, и они были невероятно высокими! Вот это удача! Выманил, да ещё и такого красавца! От неожиданности, волнения и азарта меня забил мандраж. Стараясь не делать резких движений, я вложил приклад в плечо и прицелился. Но дело не ладилось: перекрестье прицела, как сумасшедшее, прыгало, руки предательски подрагивали, а сердце бешено стучало в груди. Козёл стремительно приближался. Вот до него не более ста метров. Он перешёл на шаг. Остановился. Статно подняв голову с длинными пиками рогов, осмотрелся. Снова пошёл на меня. Эх, до чего же хорош!

Дышу глубоко, как спринтер перед стартом. Помогает: успокаиваюсь, выравниваю дыхание. Веду в прицел идущего на меня в штык рогача. Жду, когда он повернётся боком, подставив под выстрел лопатку. Наконец, козёл отворачивает влево и на секунду останавливается. Медлить нельзя: ещё немного, и за косулей окажутся дома хутора. И я, поймав мгновение, стреляю. Сочный чвакающий звук попадания донёсся до слуха. Козёл дёрнулся и, стелясь по земле, со всех ног бросился вправо, наискось через поле, к гряде ивняка. В мгновение он преодолел метров пятьдесят и с размаху влетел в кусты. Несколько секунд оттуда доносился треск ломаемых веток, и всё стихло…

Сердце, только выправив свой ход, снова скачет в груди как сумасшедшее. Выждав минут десять, иду смотреть, чем закончился мой выстрел. Кустарник стоит плотной стеной: где забежал в заросли козёл, выбежал ли из них или остался в крепи, непонятно… Быстро темнеет, и уже ничего не разглядеть. На небе высыпают звёзды, скоро август. Я маюсь в темноте в томительном ожидании, пока егерь везёт собак. Накатывает запоздалое сожаление: эх, поторопился я, надо было вернее выцеливать. Крутятся в голове невесёлые мысли: «Доберём ли подранка? Как далеко он ушёл? Крепко ли я заранил зверя?» Наконец, вдали на дороге заплясал жёлтый свет фар. Пускаем молоденькую русско-европейскую лайку, и умница сразу же находит уже дошедшего козла всего в полуметре от края кустов. И как камень с души. Сияю от счастья, вспоминая старую пословицу: «На охоте от отчаяния до радости – один шаг». А егерь тем временем уже снимает шляпу и протягивает мне на ней веточку, смоченную в крови добытого зверя. И крепко жмёт руку: «С полем!»

***

Если вам понравилась статья — подпишитесь на канал.

Читайте также:  Как пользоваться точилкой для ножей с круглыми дисками. Ножеточка колесико: как пользоваться советской точилкой для ножей

Больше материалов об охоте есть на нашем сайте huntportal.ru

Как манить косулю (методика, рекомендации, виды).Часть I

Охота с манком на косулю проводится во время гона косули с середины июля до конца августа, но главным образом во время собственно гона — в первой половине августа.

Охотник пытается путем имитации призывных звуков находящейся в охоте самки (свиста) с помощью манка и др., а также других подманивающих звуков (взрывной свист, крик испуганного теленка, крик ужаса) подманивать одного самца или самца вместе с самкой.

Время основного гона (повторный гон проходит с конца ноября до середины декабря) приходится на середину июля — конец августа.

К началу гона у самки в результате действия желез внутренней секреции, а также повышенной деятельности потовых желез вырабатываются пахучие вещества, которые обусловливают специфическое поведение самца во время гона.
Сначала приходят в гон, как правило, самки косули на втором году жизни, затем взрослые самки.
Самцы подходят к находящимся в гону самкам. Самки бывают в гону в течение 3-5 дней. Самец гоняет самку, которая в стадии предварительной охоты еще не позволяет себя покрыть. Самок в разгар гона самец гонит шагом или рысью кругами, держа нос вплотную к хвосту самки. В результате такого поведения животных образуются так называемые "ведьмины кольца", которые могут встречаться не только на поле, но и в лесу.
Во время второй фазы гона самцы покрывают самок. Самец-косуля не "образует гаремов, а остается с самкой до тех пор, пока она находится в гону. После этого он ищет другую самку.
Иногда самец встречает такую самку случайно, но чаще ему приходится завоевывать ее в активной борьбе с соперником.

Разгар гона наблюдается обычно в период с 20 июля по 20 августа.
Гон косуль на европейской части России бывает с середины июля до второй половины августа;
в Крыму, на Кавказе, Урале и Западной Сибири — в конце июля — начале сентября;
в Забайкалье — в начале августа — начале сентября.)

В первой половине августа самцы особенно хорошо идут на призыв самки и на звук манка охотника.
Это объясняется тем, что к этому времени число находящихся в гону молодых и старых самок сильно уменьшается, а половой инстинкт самцов еще не угасает.
Именно этот период наиболее благоприятен для охоты с манком.
Некоторые ошибочно называют весь период гона косули временем охоты с манком.
Чем в более поздний период проводят охоту с манком, тем она удачнее, так как число находящихся в гону самок резко сокращается и самец вследствие этого особенно охотно идет на звук манка.
Усиленная охота с манком в конце периода гона приводит также к тому, что самцы, пришедшие для покрытия самок раньше, имеют достаточно времени для выполнения своих половых функций.
Важнейшим звуком, издаваемым косулей во время гона, является свист.
Это односложный, тихий носовой звук "фи". Он в безветренную погоду слышен на расстоянии до 150 м.
Самка, а также самец свистят очень часто во время гона вследствие полового возбуждения.
При этом самка свистит только в присутствии самца и при медленном беге. В остальное время года самка и самец также могут свистеть по разным причинам, например самка свистит, разыскивая своего теленка.
Телята свистят более высоким тоном, если они ищут мать и испытывают чувство голода или жажды. Свист всегда выражает потребность встречи; по-видимому, это основная причина того, что самец во время гона приходит на свист.
Самка, которую самец гоняет сильнее и быстрее, издает так называемый взрывной, или щелкающий свист, но иногда такие звуки издает и самец. Взрывной свист — это двусложный звук, который обычно звучит как "пи-ю" или "пи-я" или "пи-е". Ударение всегда падает на слог "пи", в то время как второй слог лишь обозначается.

Взрывной свист при безветренной погоде слышен на расстоянии до 400 м. Часто этот звук, издаваемый косулей, принимают за крик ужаса. Иногда взрывной свист косули можно слышать и в другой сезон, если, например, молодую самку (прошлогоднего теленка) прогоняет от себя косуля перед отелом.
Обеспокоенные телята издают крик испуга, который состоит из односложного, короткозву-чащего "и". Крик испуганного теленка слышен на расстоянии до 250 м. Этот звук издается отдельно или вместе со свистом.
Крик ужаса (жалоба) косули — далеко разносящийся пронзительный звук, который при тихой погоде слышен на расстоянии до 500 м.
Он обычно звучит так: "аай-ин". При этом "аай" подчеркивается особо. Следует, однако, иметь в виду, что звуки жалобы очень различны и могут звучать как "паай-и" или "вэ-е".
Крики ужаса издаются при тяжелых повреждениях конечностей пулей и в моменты смертельной опасности, например когда собака валит на землю загнанную косулю.
В особых случаях жалоба звучит также и во время гона, когда, например, крупный старый самец, гоняя упирающуюся самку, прокалывает ее рогами.
К другим звукам, издаваемым косулями, относятся звуки устрашения, звучащие как "бё" или "бэ". Они издаются как ответ на беспокоящее явление, причину которого o животное еще не распознало. Звук возмущения похож на звук устрашения, однако он издается без видимой причины.
По-видимому, он служит для акустической маркировки территории и места кормежки по отношению к другим собратьям по виду.
Взрослые самцы издают этот звук после занятия территории особенно громко и вызывающе в период с мая по июль. Эти звуки походят на раскатистое "бэу". Их называют еще звуками вызова. Они заставляют иногда других самцов подойти ближе и побороться за территорию с самцом, бросившим вызов. С помощью искусного имитирования звука вызова охотник может подманить сильного самца.

Читайте также:  Как моряки ориентировались по звездам. Ориентирование по звездам: кратко, но это нужно знать. Да и просто интересно

Еще одним звуком, издаваемым косулей, является хрипение, звучащее как "кх".
Это выражение сильного возбуждения, которое можно услышать главным образом во время гона самцом самок. Возбужденные самцы могут хрипеть также и вне периода гона, когда ведут имитационные бои или схватки с другими самцами.
Путем имитации свиста охотник изображает голос самки, находящейся в охоте. С помощью взрывного свиста разжигается ревность и любопытство самца, который считает, что другой самец гоняет самку.
На имитацию свиста косуленка и его крика испуга приходит самка. Находящийся при ней во время гона самец в большинстве случаев также приходит через неко-торое время. Крик ужаса во время гона также апеллирует к ревности самцов, которые предполагают, что предмет их "любовного вожделения" попал в беду.
Имитацией крика ужаса подманиваются также и самки. Поскольку крик ужаса, а также крик испуганного косуленка и взрывной свист вызывают сильное беспокойство на охотничьем участке, они должны имитироваться только в исключительных случаях.
Звуки, издаваемые косулями, можно имитировать естественными и вспомогательными техническими средствами. Для имитации звуков естественными средствами берут лист, стебель злаковой травы или обработанную соответствующим образом соломину ржи. Раньше для имитации крика косули часто использовали буковый лист. Отсюда образовано и название этого вида охоты Blattjagd (листовая охота), а также слово Blattzeit (время листовой охоты).
О самце, который идет на имитированный свист косули, говорят "он идет на лист".
К техническим вспомогательным средствам для имитации крика косули относятся соответствующие манки.
Естественные (природные) вспомогательные средства имеют тот недостаток, что перед использованием их нужно еще изготовить, их хранение и транспортировка сопряжены с трудностями и, наконец, они часто выходят из строя.
Поэтому правильная имитация подманивающих звуков удается с помощью таких манков только очень опытным охотникам.
У менее опытных охотников небольшие ошибки неизбежны.

Такие ошибки, например, при использовании в качестве манка букового листа при неправильном положении его могут привести к тому, что вместо желательного "фи-фи" прозвучит фальшивый, отпугивающий тон (хрюкающий звук).
Недостаток листа дерева заключается еще и в том, что при его использовании обе ру-ки, как правило, бывают заняты. Учитывая это, современные охотники обычно предпочи-ают искусственные манки.
Однако на охоте часто предоставляется возможность подманить косулю, а инструмента под рукой нет.
А иногда и искусственный манок может выйти из строя. Поэтому охотник должен быть всегда в состоянии при необходимости вести подманивание с помощью естественных вспомогательных средств.


Для использования в качестве манка выбирают средней величины мягкий, выросший в тени лист красного бука. Такие листья обычно срывают с молодой буковой поросли или с молодых побегов на старых деревьях. Кроме листьев бука, для этой цели используют также и другие гладкие, с тонкими жилками листья, не имеющие зазубренных кромок, например листья груши, сирени, березы, крушины, а также майника двулистного (Majanthemum bifplium).
Из слишком крупного листа можно вырезать лист требуемого размера….

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here