Запад восток это. Восток и Запад: вечная борьба

В чем главное отличие Запада и Востока

Мы часто делим мир на Запад и Восток. К Западу относим европейскую культуру, а к Востоку китайскую культуру. Мы понимаем, что Запад и Восток отличаются, но чем?

Существуют красивые и образные аллегории, которые помогают понять это отличие. Пример с качелями:

Ситуация 1. Представьте детский двор, на котором качели как маятник ходят вперед-назад. К ним подходит ребенок, останавливает их, садится, и сам раскачивает качели так, как ему угодно. Этот ребенок — западный человек.

Ситуация 2. Представьте ту же ситуацию с ребенком и качелями, которые качаются. Ребенок подходит к ним и ловко прыгает на качели таким образом, чтобы не прервать их движение. Он вписывается в движение качелей. Этот ребенок — восточный человек.

Как это объяснить?

Культура Запада — это культура христианская, где Бог-Творец создает мир сам. Из ничего. Он не продолжает, он начинает (в начале было Слово).

Западный человек поступает также, как Творец. Он создает мир из частей, собственной волей, он не поддается природе, он над ней владычествует, преображает под собственные нужды. Западный человек — это активность.

Культура Востока — это культура даосизма, конфуцианства, буддизма.

У китайцев есть миф о сотворении мира. Изначально был яйцеобразный Хуньдунь (хаос, "ни то ни сё"). Со всех сторон он был одинаков. После его смерти появляется Вселенная, но её природа — движение, ритм, колебание, звуковая волна. В основании мира лежит волновой процесс.

Восточная мудрость — это мудрость пассивности. Восточный человек подстраивается под движение природы. Идеальное государство — это симфония, где всё гармонично и взаимосвязано. Идеальная жизнь — это когда человек вписался в ритм жизни.

Течение реки — это жизнь с точки зрения Востока, река не делится, остается только войти в реку и плыть по течению, в ритме реки. Западный человек поплывет против течения, или туда, куда ему нужно, он не будет подстраиваться.

Бог в христианстве вкладывает в человека частицу себя, человек Запада — это самодостаточное существо, его сущность определяется самим человеком.

На Востоке человек определяется окружением. В конфуцианстве человека делают "соседи по дому", а не Бог. Главным являетсяне Я, а Другой. В буддизме так вообще человека как такового нет. Знать учение Будды — это знать себя, знать себя — значит забыть себя, приравнять к остальным вещам.

Запад — это субъективное понимание действительности, "от себя",

Восток — понимание со стороны, "забыв о себе".

Можно привести аналогию с физикой. Запад понимает мир как множество частиц, корпускул, атомов. На востоке нет никаких частиц, есть волны. Интересно, что свет имеет корпускулярно-волновую природу. Он сочетает в себе восточное и западное. Но это уже просто метафора.

Восток и Запад: вечная борьба

Сегодня, как и много веков назад, между людьми Востока и людьми Запада существует огромная пропасть, и это является одной из характерных особенностей современного мира. И дело не только в явном, открытом противостоянии, каким, к примеру, являются военные действия Соединенных Штатов Америки в Ираке или пресловутая борьба с международным терроризмом. Противостояние происходит и на более глубоком, социокультурном уровне между консервативным и чтящим традиции Востоком с одной стороны и анти-традиционной и технократической цивилизацией Запада с другой. О причинах перманентного конфликта рассказывает заведующий кафедрой истории Высшей школы экономики Леонид Васильев

Сегодня, как и много веков назад, между людьми Востока и людьми Запада существует огромная пропасть, и это является одной из характерных особенностей современного мира. И дело не только в явном, открытом противостоянии, каким, к примеру, являются военные действия Соединенных Штатов Америки в Ираке или пресловутая борьба с международным терроризмом. Противостояние происходит и на более глубоком, социокультурном уровне между консервативным и чтящим традиции Востоком с одной стороны и анти-традиционной и технократической цивилизацией Запада с другой. О причинах перманентного конфликта рассказывает заведующий кафедрой истории Высшей школы экономики Леонид Васильев:

— Чтобы понять различия между Востоком и Западом, необходимо проанализировать историю развития этих регионов, начиная с глубокой древности.
Начну с Востока. Восток — это историко-географическое понятие. Если честно говорить, это все, что в древности было «не античностью». А уже в нашу эру — это та часть мира, которая подверглась энергичной экспансии со стороны резко выдвинувшейся вперед Европы.
Из школьного курса истории известно, что история началась на Востоке. Когда, например, в Древнем Египте или Шумере, возникали государства, то они складывались из двух противостоящих друг другу слоев: управителей и управляемых производителей.
Надо сказать, что в свое время Маркс, который занимался современным ему Востоком и пытался кое-что узнать о Востоке вообще, оказался довольно близко к этой моей точке зрения. (Разумеется, я не хочу сказать, что Маркс от меня что-то взял, это было бы смешно). Маркс сочинил свою знаменитую теорию об азиатском способе производства, в котором он не видел ни классов, ни частной собственности. И правильно делал, потому что их там и нет. Маркс говорил о том, что это было общество, которое разделялось на государственный аппарат и подчиненную ему общину производителей. А государственный аппарат — это был аппарат, который я как раз и называю управителями.
Вначале слой управителей формировался из приближенных и родственников правителей, то есть из тех, кто был в «ближнем круге» и жил перераспределением (переделом) произведенного обществом продукта. Значительная часть этого продукта доставалась правящей верхушке, остатки распределялись между производителями. По такому пути развивались древние восточные государства: Шумер, Египет, Индия, Китай, Ассирия, Вавилон и Персия.
Теперь о Западе. Запад — это античность. Ранняя история свидетельствует, что первоначально в районе Греции возникли почти одинаковые с Востоком государственные образования. Мелкие, слабые. У Гомера описано следующее: чуть ли не тысяча царей собралась со своими кораблями, для того чтобы воевать с Троей. Это были правители мелких государственных образований, в значительной степени восточного типа. После того как проблема Трои закончилась, на территорию Греции хлынули северные племена, создавшие совершенно новые структурные общины — полисы. В отличие от восточного типа государств, где были управляющие и управляемые, полисы были гражданскими общинами свободных людей. Произошло то, что я называю социально-политической мутацией. Появилось понятие «человек свободный» , которого Восток не знал. (На Востоке, вообще, слова «свобода» нет. Есть «воля» , «разгул» , «размах» , «всевластие». Но «свободы» как понятия человека, имеющего самомнение, самопредставление о себе, самоуважение и, главное, достоинство, нет… )
Полисы выбирали себе правителей из самых достойных. Само избрание было почетным. Можно провести аналогию с советскими временами, когда выбирали комсомольских и партийных работников. Они тоже обычно начинали свою карьеру с того, что работали не за страх, а за совесть, и считали, что их выдвижение — это для них почетно и за это не платят. Хотя, конечно, подразумевалось, что что-то потом тебе за это перепадет. А в античном полисе даже этого не было. В полисах был изобретен суд присяжных. Это был первый в истории человечества суд не начальства над подчиненным, а суд равных над равными.
Полисы положили начало новой структуре общества, которой не было на Востоке. На Востоке власть рождала собственность, а собственность — это право распределять. Для иллюстрации лучше всего подойдет секретарь райкома. У него была власть: в своем райкоме он все делал так, как считал нужным. Это, в сущности, была почти его собственность. И сегодня возьмите какого-нибудь туркмен-баши, и вы увидите, что происходит нечто в том же роде. У кого много власти, у того появляется собственность. Почему на Востоке не любят частника? Потому что он часть денег, которые должны идти в казну на содержание начальства, оставляет в своем кармане. С точки зрения восточных чиновников и бюрократов, частник — это паразит, и его надо давить. Поэтому на Востоке, в отличие от античного мира, не наблюдалось ни прав, ни привилегий, ни гарантий. А в античности все это было, поэтому Запад быстро развивался.
Хотя демократия античного мира была очень ограниченной: рабы, женщины, чужестранцы не имели никакого права голоса, тем не менее, это было начало той самой великой демократии, той самой великой свободы, тех самых больших возможностей, которые есть в гражданском обществе. Неограниченный в правах, привилегиях, а наоборот, поддерживаемый властью частный собственник мог совершать чудеса. И он их, действительно, совершал.
За два-три века Греция сумела добиться огромных успехов и в производстве, и в предпринимательстве, и в освоении колоний в Средиземноморье и Черноморье, и во многих других сферах. Когда Александр Македонский пришел и объединил полисы против персов — главных врагов Греции, то оказалось, что греки, во-первых, сильны, во-вторых, умелы, а в-третьих, заполучили еще и Александра.
Меньше всего я хочу сказать, что Запад лучше Востока, античность лучше Востока. Я это подразумеваю, потому что античность была динамичнее, энергичнее, она была свободной, она была демократией, она имела систему выборов.
Прошло несколько веков. Греция сошла с исторической арены как великая античная держава. Ее место занял Рим, который создал великую империю и вторично завоевал весь Ближний Восток. Он стал называться Римским Востоком. На смену греческой культуре пришла романская, потом — более крепкая и жизнеспособная христианская культура в лице Византии. Рим разделился тогда на западный и восточный. И тут, если хотите, начался обратный ход истории.
Во время великого переселения народов — где-то в IV-V веках нашей эры — огромное количество варварских, восточных по структуре племен сдвинулись с места. В основном, это были полукочевники. Они стали громить Западную Римскую империю, обходя, почти не трогая Византию. А Западная Римская империя была уже в состоянии упадка, накануне своего крушения. Восток уничтожил Западную Римскую империю, создав в раннем средневековье кучу всяких королевств: Франкское, Бургундское, несколько германских, скандинавских и проч. Запад ушел на задний план, Восток вышел вперед.
Но вот в Европе началась эпоха Возрождения, Ренессанса. Возродилась не только античная культура, но и античные нормы бытия — свобода и демократия. У Запада появились свои гении, великие мыслители. На этот же период пришлась реформация церкви. Она сыграла огромную роль в истории, и особенно в истории Запада.
Реформация породила пуританскую этику и протестантизм. Протестанты верили в то, что бог наказывает тех, кто не работает, он на стороне тех, кто старателен, стремится к труду. Это убеждение и породило, в конце концов, дух капитализма. Капитализм воспринимался не как эксплуатация класса, лишенного частной собственности, а как стремление произвести нечто наилучшее, стремление не тратить время попусту. Именно к протестантской этике восходит известное выражение «Время — деньги». Этот лозунг, который в России никогда не был понятен и никогда не был в ходу, для всего западного мира был основополагающим.
Запад продвигался вперед и благодаря географическим открытиям. Колумб открыл Америку, Васко да Гама — путь в Индию. Начался процесс освоения Западом, уже поднаторевшим, уже обогатившемся, новых территорий. Европейцы стали осваивать Восток. Восток оказался в состоянии шока: он привык жить спокойно, тихо, а тут вдруг толпа алчных иноземцев, которым все требуется, которые все хотят, за все платят. Конец XV-XVI века и значительная часть XVII века были периодом торгового колониализма, когда европейцы везли с Востока пряности и благовония. Благо, что из Америки они вывезли столько серебра и золота, что им хватило на век-полтора закупать все восточные товары. Это было постепенное движение Запада на Восток.
Восток отбивался: Япония не пускала, Китай. Но зато Индия всегда была самой слабой страной, с политической точки зрения. Кастовая система и система индийской общины оказались настолько удачными охранительными формами существования индийского общества, что в Индии было очень легко управлять, и при этом там не возникло ни сильной бюрократии, ни сильной политической власти. А богатства были, наоборот, очень большие. И все это привлекало в Индию захватчиков. Англичане поработили Индию, и практически весь Восток превратился в потенциальных колониальных данников, должников. После чего торговый колониализм превратился в колониализм политический и экономический.
И это уже было полное поражение Востока. Запад абсолютно господствовал, он вышел в мировой истории на первое место, начиная с XV-XVI века. Запад развивал науку, технологии, промышленность. И чем больше Запад развивался, тем дальше от него оказывался Восток, который, помимо всего прочего, стал еще и сырьевым придатком Запада. Восток отстал настолько, что в середине XX века в учебниках истории про Восток вообще не писалось. Его как бы не существовало. «Восток, — говорил великий философ Гегель, — это не историческое понятие».
Европа скоро станет мусульманской
Во второй половине XX века, после Второй мировой войны и создания ООН, произошла деколонизация Востока. Жители западных стран оказались в положении русских интеллигентов, которые в середине XIX века испытывали чувство неполноценности из-за того, что они не могли помочь вчерашним крепостным рабам стать свободными людьми. Именно этот синдром стал доминирующим в Европе. Сначала англичане, после войны с Алжиром — французы, потом немцы, скандинавы и, вообще, все страны Европы стали не то чтобы приглашать к себе, но терпимо относиться к тому, что жители Востока постепенно начали переселяться в Европу. И вот тут сказал свое слово ислам. В Европу, вроде бы, мигрировали из разных мест, но как-то так получалось (это вообще загадка истории), что мигрировали в основном мусульмане.
Сегодня в европейских странах мусульман примерно 10 %. Огромные кварталы, иногда целые города и пригороды в районе столиц населены мусульманскими общинами. И добро бы, если бы представители этих общин были тихими. Но нет! К примеру, недавно в Голландии они взяли и среди бела дня зарезали режиссера Ван Гога, потомка великого художника Ван Гога, за то, что он снял фильм о том, как в мусульманских районах Голландии обращаются с женщинами. Свой фильм Ван Гог не придумал, но он посмел «влезть» в мусульманскую жизнь.
Во всем мире происходит страшная вещь, которую у нас деликатно называют «международным терроризмом». А почему его так называют? Попробуй, назови исламским! Будет нехорошо. В России своих мусульман достаточно: кроме Кавказа, они живут в Татарстане и Башкортостане, и других регионах. У американского президента Буша мусульман не меньше, а, может быть, и больше. Но он тоже политкорректен, не говорит о мусульманском терроризме. В Лондоне та же история: взорвали полметро и — ничего: «Это не мусульманские, это какие-то международные террористы».На самом деле все гораздо сложнее.
Мусульман становится все больше. Вы знаете, что Арафат говорил перед своей смертью? «Главное оружие против евреев, которых мы должны сбросить в Средиземное море сегодня или завтра, рано или поздно, — это чрево арабской женщины». Если учитывать, что Восток еще не дошел до контрацепции, но уже хорошо снабжен современными средствами медицины, гигиены, и там умирает гораздо меньше детей, чем раньше, нетрудно понять, что слова Арафата — это не пустой звук. Когда полвека назад возникло государство Израиль, евреев было раза в три меньше, чем сегодня. Но их было примерно столько же, сколько рядом арабов. Сегодня ситуация совершенно другая: евреев стало в три раза, а арабов, исповедующих ислам, — раз в восемь больше.
Еще тысячу лет назад, в период крестовых походов христиан, из мусульман — молодых, сильных, энергичных — готовили федоинов, воинов, которые должны были умереть во имя Аллаха. Что с ними проделывали? Их одурманивали гашишем, потом приводили в сад, где их встречали прекрасные женщины, которые очень ласково с ними обращались. Когда будущие федоины приходили в себя, им объясняли, что они побывали в раю. И если они хотят туда вернуться, пусть выполнят приказ начальства, которое скажет им к кому подкрасться, кого поразить кинжалом. «После этого тебя могут убить, но зато ты попадешь к Аллаху» — вот критерий, который стал характерным для восприятия мира мусульманами. Попасть к Аллаху — высшая цель, высшая социально-духовная ценность. Отдать свою жизнь ради этого блага — не такая уж высокая плата. Те, кто сегодня занимается террором, с помощью психотропных средств готовят огромное количество людей, которые рады отдать себя во имя победы ислама, во имя великого Аллаха. Во имя того, чтобы, как некоторые муфтии открыто говорят, «создать во всем мире Всемирный Халифат, который покажет, наконец, неверным, как надо правильно жить».
Я не хочу очернить всех людей, исповедующих ислам (это миллиард населения планеты, а, может быть, и больше). Мусульмане в массе своей — миролюбивые люди. Но поскольку они в целом ряде мест, в целом ряде позиций чувствуют себя ущемленными, и поскольку среди них появилось много радикальных экстремистов, которые готовы эту ущемленность компенсировать с помощью террора, возникает весьма сложная ситуация.
«Их мало, но за ними сила!»
Распался Советский Союз — великая страна, на которой держался мировой баланс сил. Кто мог подхватить знамя? Китай был не готов, Индия тоже. В Европе еще не было сегодняшнего Европейского Союза. Из супердержав — одни Соединенные Штаты Америки. В итоге создалась система Запада, ведомого одной великой державой. А все остальные страны мира ушли в сторону, стали незаметными.
Эта ситуация превратила радикально настроенных мусульман в экстремистский кулак ислама, в претендента если не на мировое господство, то, во всяком случае, на то, чтобы стать силой, которая может бросить вызов всем державам, начиная с США и стран всей Европы. (Россия в этом плане всерьез не котируется). На передний план выходит не просто противостояние Востока и Запада, а жесткое противостояние. И самое главное — Запад не знает, что делать с этим пробудившимся и крайне раздраженным исламским началом на современном Востоке.
На самом деле, что делать? Никто не знает, что и где случится завтра. От кого и чего ждать? О себе заявляет очень серьезная сила. Иногда говорят: «Исламистов-экстремистов не много». Я на это всегда отвечаю: «А сколько было большевиков в 1917 году?». То, что их не много, это не аргумент. На их стороне сила. Конечно, сегодня Запад ощетинен и танками, и ракетами, и бомбами. А завтра какая-нибудь группка экстремистов завладеет каким-нибудь ядерным чемоданчиком и — что тогда?…
Запад скукоживается
Мы живем в мире, в котором только один «золотой миллиард» , а все остальные пять с лишним — не «золотые». Проще говоря: люди Запада, люди европейской, североамериканской цивилизаций составляют процентов 15 от населения Земли, остальные 85 % — это другие люди, с которыми приходится считаться. Некоторые из них — я уже говорил, китайцы, которых больше всего, индийцы, которых станет вот-вот чуть ли не больше, чем китайцев — ведут себя сравнительно спокойно. Но некоторые представляют уже сегодня не только потенциальную, но явную угрозу безопасной жизни многих. Запад…

Читайте также:  Простой узел для рыбалки. Рыболовные узлы

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here